?

Log in

Наши скунсы и наша победа - АПН [entries|archive|friends|userinfo]
АПН. Сообщество авторов и читателей сайта

[ website | Агентство Политических Новостей ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Наши скунсы и наша победа [Aug. 19th, 2008|07:31 am]
АПН. Сообщество авторов и читателей сайта

apn_ru

[surikovvv]
Для С. Белковского ночь С 7 на 8 августа была, конечно же, звездной. И он, нужно отдать ему должное, своего звездного часа не упустил - с такой страстью и самоотдачей он еще не писал. Метода медленного сцеживания яда в строго выверенные и тщательно подобранные области была решительно заменена напором и яростью патентованного праведника, прорвавшегося, наконец-то, к источникам правды: Где Россия или конец постсоветского мира. 08.08.2008 .

Досталось всем - квелым, апатичным властям, прекраснодушным либералам, хитроумному Западу. России самым решительным образом было указано место во втором обозе: « Теперь очевидно, что Россия более не гарант, не миротворец и даже не посредник. Постсоветского пространства с неформальным центром в Москве отныне вовсе не существует – ни формально, ни фактически.» Витязем, разве что не в тигровой шкуре, предстал грузинский президент: « Саакашвили отправился в поход на Цхинвал, когда понял, что Россия не сможет ему убедительно возразить. Не раньше и не позже. Он не слушал либеральных аналитиков и не смотрел кремлевский Первый канал. У него были другие источники информации. Они его, похоже, не подвели».
С. Белковский в ту ночь и ближайшие ей дни был не одинок. Мечтательно разматывала свой бесконечный список претензий к России Ю. Латынина . Потрепанная, но еще сохранившая подвижность группа профессиональных правозащитников упрямо, посверкивая гранями, выстраивалась в атакующий клин вокруг своего лидера ( Правозащитники требуют осудить российскую операцию в Грузии-). А.Илларионов, удачно сформулировав 12-ый из своих южноосетинских тезисов( о Национальной ассамблее как единственно возможном аккумуляторе всего и вся ), мучительно искал 13-й, заключительный и венчающий главную его оценку войны как гениальной российской провокации. Все пять дней войны, не покладая рук трудился господин Нерсесов - старательно, с академической тщательностью высиживая свою блудливую версию о бартерной сделке Буша и Путина в Пекине. Они позволяют нам выжать цыцу из Мишико, мы, в обмен, не мешаем им раздолбать Иран…. Один из самых злобных текстов пятидневной войны - стаса, так на два, два с половиной.
Были и другие. О всех них очень удачно и, главное, точно высказался неизвестный аналитик, практикующий в АПН под кликухой «Русский удод» :

«По счастью, на сей раз симпатии общества совпали с устремлениями руководства страны. 3/4 населения были полностью на стороне, как сказали бы в 90-е, «федералов» — небывалое достижение со времён, наверное первых лет «перестройки»; почти четверть соблюдала позитивный нейтралитет, и лишь небольшая группа скунсов известного образа мыслей продолжала вонять, хотя достаточно активно.»

Да, утром 8 августа, когда С. Белковский дописывал свой текст, не было почти никаких оснований предполагать, что высшая российская власть имеет продуманный и выверенный план крупной операции, выходящей за рамки армейской. Это межеумочное состояние хорошо воспроизвел В. Милитарев, который не терял надежды всю пятницу и специально, насколько я понимаю, тянул с публикацией своего нетривиального комментария. Но план, как теперь стало ясно, все-таки был. Причем не операции, сводящейся только к защите или возмездию, но ставящей задачу коренного перелома всей кавказской ситуации, задачу перехвата Россией стратегической инициативы.
Конечно, это величайшая несправедливость, что югоосетинскому ополчению, российским миротворцам выпала участь защитников Фермопильского прохода. Но это участь трехсот спартанцев, память о которых жива и спустя два с половиной тысячелетия. Воздастся и им - принявшим удар современных варваров и державшим его…Ночь, сутки, двое суток - сведения остаются пока противоречивыми. Хотя есть информация, что несмотря на отпуска и отсутствие главных лиц( президент, премьер, министр иностранных дел, командующий южным округом) авиация подключилась еще в ночь с 7 на 8, и колонны выстраивались за перевалом еще до прямого приказа президента...
Принявшие первый бой в Цхинвале и выстоявшие ночь, по существу, обеспечили успех всей операции, поскольку сорвали грузинский блицкриг. Многие, обозреватель «Эксперта», в частности, подчеркивали, что быстрый захват Цхинвала и блокирование туннеля сделали бы вмешательство России бессмысленным. Так что принявшим первый удар воздастся непременно - тем в большей степени, чем четче будут проступать последствия этой уникальной операции.
Здесь вполне уместно напомнить о первой российской попытке перехвата стратегической инициативы - о мюнхенской речи президента Путина. Но то был чисто риторический опыт - своего рода штабные учения, проба сил, разведка боем, попытка в самых общих чертах сформулировать декларацию о российских намерения. Не более того. Между же 8 и 13 августа этого года было положено начало реальной стратегической акции. Всего лишь начало, поскольку на настоящий момент не сделано и десяти процентов. Блестящая короткая операция продемонстрировала отличную мобильность и управляемость армии. Эти качества следует оценивать не по времени развертывания сил, а по тому, с какой ювелирной точностью военные действия были приостановлены. Именно в тот момент, когда сила нанесенного Россией удара с очевидностью проступила, а издержки его только наметились. Когда, если использовать терминологию В. Милитарева, уже никто не мог упрекать Россию в предательстве Осетии, и еще никто с полной силой не мог говорить об агрессии. Нам, судя по косвенным признакам, удалось нанести очень чувствительный, и очень специфический удар по грузинским позициям. Еще в субботу, воскресение, они постреливали и контратаковали, но уже в понедельник, обгоняя собственные танки, на рысях неслись из Гори. А их президент, затравленным зайцем бился под бронежелетами своих охранников и …жевал галстук. Что-то, значит, в действиях русской армии произвело ошеломляющее впечатление…
Вопрос о стремительной приостановке операции вызвал, пожалуй, наибольшие разногласия в оценках: от ясно- одобрительного «мы вовремя остановились в этой войне» ( Д. Володихин) до презрительно-панического «президент сломался?»(- С. Черняховский ). Выбрать между двумя этими крайностями в общем-то несложно. Если рассматривать эту операцию исключительно как меру защиты и возмездия, если она, действительно, сведется только к этому, то прав С. Черняховский - надо было бить как можно сильнее и добивать. Но если мы имеем дело с тонкой многоцелевой операцией стратегического характера, и грузинский бандитизм в ЮО только повод, а не причина, то нужно было сделать то, что сделано: как только стало ясно, что началось паническое бегство - тут же остановиться. И начать использовать умную энергию этого торможения…

Уж один-то результат, по крайней мере, совершенно очевиден: нам удалось проскочить в узкий зазор между предательством и агрессией и поставить Европу- Америку перед фактом. Такой прыти от нас явно не ожидали. И, похоже, именно французский президент лучше всех и быстрей всех просек, что ельцинско-козыревская Россия осталась в прошлом. Да и немецкий канцлер, хотя и выговаривала традиционные фигуры западной позиции, делала это как-то вяло, без интереса - по обязанности.
Сейчас пока трудно говорить об оставшихся 90 процентах начатой операции, поскольку это будет уже сугубо интеллектуальная задача. Весь вопрос - есть ли у нас силы для ее решения. Сохранились ли люди с государственно ориентированным, но самостоятельным и дерзким мышлением… Или все окончательно сгинуло и последние интересы к политическому в порошок истерты образцово-показательными жерновами Единой России.
Но кое-какие обнадеживающие признаки все-таки есть. И они не сводятся только к резкому обновлению лексики двух первых лиц. Обращает на себя внимание явный качественный сдвиг у главных функционеров нашего МИД а. Пока лишь у министра и постоянного представителя в ООН. Трудно не заметить их раскрепощенность, обнаружившийся вкус к импровизации. Это явные признаки смены парадигмы оборонительной на наступательную . Похоже, кончилось время глухой защиты нашей дипломатии, когда ни по одному вопросу нельзя было услышать жестких и четких оценок: всегда - предельная обтекаемость, постоянно - гипертрофированная дипломатичность. Сегодня власть, кажется, дала дипломатам карт-бланш, то есть невиданную доселе свободу действий. А это - одно из необходимых условий активации способных, талантливых людей.
Главный сегодняшний вопрос - это, естественно, вопрос о независимости Южной Осетии и Абхазии. Заявления президента Медведева на этот счет кажутся предельно четкими - мы поддержим волеизъявление этих народов, каким бы оно ни было. Но реально безусловной поддержка все равно не будет и взвешивать преимущества-издержки все равно придется. И учитывать, что склоняясь к независимости двух грузинских территорий, мы будем усиливать свою инициативу на Кавказе, отступая от идеи независимости, будем эту инициативу терять. Конечно, идеальным вариантом для России была бы Федеративная Республика Грузии (ФРГ). Но в ночь с четверга на пятницу безумный Мишико эту идею, увы, если не похоронил, то отодвинул куда-то очень далеко….
Значит, остается одно - признать независимость, то есть теперь уже в такой форме продолжить начатое вмешательство в дела у своих границ.
Е. Холмогоров на днях очень удачно просветил читающую публику по этому поводу, оттолкнувшись от одного высказывания президента Саркози: «Совершенно нормально, что Россия хочет отстаивать интересы своих соотечественников в России и русскоязычных за границей, и нормально, что международное сообщество хочет отстаивать суверенитет, безопасность и территориальную целостность Грузии». Эту достаточно обтекаемую фразу Е.Холмогоров доводит до вполне четкого принципа: « Суверенитет и территориальная целостность постсоветских стран признается и поддерживается международным сообществом, однако ограничением этого суверенитета является право России как защитницы интересов русского и русскоязычного населения и граждан России». Или: «Суверенитет сопредельных стран ограничен правами русского народа, русскоязычных и граждан России.»
Как видим, принцип суверенитета лишен в этой интерпретации безусловности и становится относительным принципом. Такая релятивизация суверенитета вряд ли когда - либо станет нормой международного права. Но локально, как в пространстве, так и во времени, эта силовая по сути норма вполне может прижиться в качестве молчаливо признаваемого средства наказания за геноцид и государственный разбой. Но легитимизироваться она может только в оправе реальной силы. Янки, действительно, давно ее используют и в формах, куда более резких. Значит, все упирается в вопрос трезвой оценки наших сил. Прежде всего - нами самими. Ибо силу мало иметь - ее еще нужно уметь подать. А именно в этом отношении у нас главные проблемы - суетливое, с искоркой подобострастия заглядывание в глаза закордонных друзей и подруг еще до конца не изжито. По-прежнему, несмотря на катастрофу перестройки, мы все ждем от них если не любви, то сочувствия и понимания, в то время как ничего кроме жесткого прагматичного расчета в этих глазах не видно.
Но будем надеяться, что правы те, кто считает: "афганский синдром отныне перечеркнут» (Д.Володихин );
«череда бесконечных провальных отступлений закончена( В. Лешуков )...


Чтобы оценить по достоинству соображения, высказанные Е. Холмогоровым их необходимо вывести за рамки задач текущей политики - их необходимо рассмотреть с точки зрения глобальной - цивилизационной- задачи России. А. Малер, по существу, и попытался вывести холмогоровский принцип за такие рамки. ( А.Малер. Историософское значение грузинской кампании ), напомнив, что « с тех времен, когда Московское Царство фактически превратилось в гигантскую империю, выйдя к границам Балтии, Причерноморья, Кавказа и Тихого океана, Россия неизбежно стала гарантом универсального порядка на всем этом пространстве, что также полностью подтверждалось ее христианским самосознанием как наследницы Византии, как Третьего Рима, как "удерживающего" из библейской историософии…. Это цивилизаторское бремя русского человека, оправдывающее и объясняющее существование геополитическое господство России на всем пространстве Северной Евразии»
Этот - глобальный - взгляд на проблему не должен оставаться вне поля внимания нашей высшей власти. Что нисколько не умоляет значимость и узко прикладных подходов к проблеме, особенно в устах таких, склонных к самым общим постановкам экспертам, как М. Ремизов . Взвешивая издержки признания - непризнания двух грузинских территорий, он приходит к выводу, что в случае признания риск Россия меньше. Непризнание приведет - не может не привести - к «интернационализациии миротворческой миссии», что является, судя всему, одной из целей Грузии. В то время, как признание, связанные с ним стабилизация и определенность на границах в принципе может успокоить регион, в чем Запад ( М. Ремизов подчеркивает это) должен быть заинтересован кровно ( трубопроводы - прежде всего). А если это так ( пророссийская стойка, в которую в эти дни встала Турция, работает именно на эту гипотезу), то реакция Запада на признание будет определяться исключительно решимостью России. Если известные слова президента Медведева «Россия как гарант безопасности на Кавказе и в регионе примет то решение, которое будет отражать недвусмысленным образом волю этих двух кавказских народов. И не просто будет принимать эту волю, но и будет руководствоваться в своей внешней политике этой волей и гарантировать ее исполнение на территории Южной Осетии и Абхазии в соответствии с тем миротворческим мандатом, который у нас есть» отражают и такую долгосрочную решимость России, а не только состояние духа президента на конкретной пресс-конференции, то Запад, не исключено, пофыркает для приличия и … Россию поддержит.

Очевидно, что при такой экстраполяции позиции М. Ремизова она хорошо коммутирует с соображениями Холмогорова - Малера. По существу, к этой связке примыкает и то, что предложил в своем сверхрадикальном и одновременно сверхосторожном варианте В. Цымбурский . Он предлагает законсервировать сложившуюся российско-грузинскую ситуацию через своего рода лобовую атаку: ошеломить Европу и США двумя предложениями - махнуть независимость ЮО и Абхазии на членство Грузии в НАТО; вместо российско-грузинского ввести российско-германский миротворческий корпус...
Я утверждаю, что при всей своей экстравагантности эта идея вписывается в круг выше изложенных идей, а специфика ее заключена в очень скромной оценке сегодняшней силы России. По Цымбурскому, ей нужно продолжать сосредотачиваться, она еще не дошла до того состояния, когда эффективно может оказывать долгосрочное давление( это процесс двухсторонний в том смысле, что ее давление усиливается и через ослабление позиций Запада –Америки). И потому должна лишь закрепиться на достигнутом рубеже - найти средства удерживать его.

Другие, заслуживающие внимания и прочтения публикации:
Игорь Джадан. Пятидневная война техника и мораль
Разбор полётов
http://www.apn.ru/publications/article20642.htm

Геворг Мирзаян. Николай Силаев. Миша и русские танки
http://www.expert.ru/printissues/expert/2008/31/

Владислав Шурыгин. Грузинская армия полностью деморализована
http://www.rus-obr.ru/opinions/488

Владимир Можегов На посткосовском пространстве http://www.russ.ru/lyudi/na_postkosovskom_prostranstve



Валерий Суриков
LinkReply

Comments:
From: gevaryahu_mcfl
2010-09-11 10:06 am (UTC)
surikovvv, вливайся в друзья
(Reply) (Thread)